Эпизод 6. Ну что, берете? — stasprom

Эпизод 6. Ну что, берете?

В футбольную школу Сашенька Евский попал, благодаря настойчивости матери, поверившей в незаурядный талант сына, суками напролет гоняющего мяч. Она оббегала все академии в области. Но везде были хорошо укомплектованные команды и тренера, видя в юном Евском долговязое несовершенство, отказывались от просмотров наотрез. И Михалыч, наставник пудомяжской футбольной молодежи, тоже отказался бы, увидев эту хрупкую гуттаперчивую цаплю:

— Мать, побойтесь бога, поломают же его мои архаровцы. Это же лошадиный спорт. А ваш сын — болеро.!
— Но он очень хочет играть! — чуть не плача, сказала она.
— Все хотят. Но, поверьте моему опыту, не все могут, — со знанием дела произнес Михалыч. И пока материнский инстинкт искал в голове аргументы, способные опровергнуть необоснованные подозрения, 10-летний Евский сам случайно их нашел:


— Мам, пойдем, видел я его команду: они, и вправду, ничего не могут, — сказал 10-летний Евский и взял маму за руку.
— Тебя как звать-то, умник? — ухмыльнулся тренер. Заявление сопливого щенка его слегка задело.
— Саня… Евский.
— Как я погляжу, языком ты работать горазд.
— Я и ногами горазд.
— Хорошо, раз так. Тогда давай пари, Евский. Если ты сделаешь то, что я скажу, быть тебе в команде. Не сделаешь, больше не приходи. По рукам?
— По ногам.
— Смотри, мать, остряк твой Евский. Ладно, видишь в 20 метрах хоккейные ворота. Попадешь весом, твоя взяла. Вот мяч. — Михалыч щечкой катнул сферу.

Евский не по годам длинной стопой погладил круглого, положил на подъем и, прижав к голени, приценился, как мяч смотрится на вытянутой ноге:

— Хороший мячишко, я в телеке такой видел, — произнес он.
— Давай, болтун, не трать мое время, — подгонял Михалыч.

Саша посмотрел на раму, огляделся вокруг и увидел метрах в двадцати пяти баскетбольный щит.

— Тренер, туда смотрите, — сказал он и указал в направлении щита.

Потом он слегка подбросил мяч вверх и, дождавшись возврата, каким-то одному ему понятным положением стопы направил сферу в сторону корзины. Траектория полета преломилась там, где надо, и мяч аккуратненько вошел в кольцо,  даже не коснувшись обода.

— Матерь божья! — послышалось за спиной. Михалыч стоял завороженный. Он просматривал сотни ребят и сам в молодости несколько раз просматривался, но такого хладнокровия не видел никогда. Он пытался представить, кто бы еще мог повторить этот трюк. Но воображение не давало ответа. Зато в ушах очень четко прозвучал вопрос Евского:

— Ну что, берете или повторить?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.